Версия официального следствия

Модератор: Булавоносец

Аватара пользователя
Afina
старший лейтенант TopA
старший лейтенант TopA
Сообщения: 269
Зарегистрирован: 04 окт 2008, 17:11

Re: Версия официального следствия

Сообщение Afina »

Следователь Юрий, могли бы вы объяснить как криминалист некриминалистке как так могло получиться, что на оружие не осталось отпечатков пальцев и других следов? (Ведь это была бы серьезная улика.) Убийцы стреляли в перчатках или успели протереть пистолеты?
Юрий
лейтенант TopA
лейтенант TopA
Сообщения: 48
Зарегистрирован: 11 сен 2008, 09:25
Откуда: Санкт-Петербург

Re: Версия официального следствия

Сообщение Юрий »

пистолеты были специально обмотаны изолентой, на которой не остается отпечатков пальцев.
Аватара пользователя
DimaU
старший лейтенант TopA
старший лейтенант TopA
Сообщения: 80
Зарегистрирован: 12 сен 2008, 08:18
Откуда: Москва, Таганка
Контактная информация:

Re: Версия официального следствия

Сообщение DimaU »

пистолеты были специально обмотаны изолентой, на которой не остается отпечатков пальцев.
Лет десять назад до экспертов доводилась методика снятия отпечатков даже с тканевой изоленты - при помощи паров цианоакрилата (клей в одноразовых тюбиках). Пары акрилата вступают в реакцию с жировыми выделениями и полимеризуются. Применялась ли эта методика?
Аватара пользователя
Владимир
старшина TopA
старшина TopA
Сообщения: 23
Зарегистрирован: 12 окт 2008, 23:03

Re: Версия официального следствия

Сообщение Владимир »

Вам же сказано, что рукоятки пистолетов были обмотаны специальной изолентой, на которой не остается следов пальцев. Это не простая тканевая изолента, а исключающая оставления доступного для исследования отпечатка пальца. Методика с помощью паров цианоакрилата знакома экспертам, но она не помогла бы в этом случае.
S.G.
eфрейтор TopA
eфрейтор TopA
Сообщения: 9
Зарегистрирован: 07 окт 2008, 18:02

Re: Версия официального следствия

Сообщение S.G. »

Ответ следователям, настаивающим на том, что дело Френкеля расследовано на высочайшем уровне. До меня дошли тексты очередных Ваших хвалебных од в свой же адрес. Я борюсь за жизнь человека, которого по прихоти, а не по закону поставили на эшафот рядом с Кравченко, от того может быть моя речь наполнена не только фактами, доказательствами, но и чувствами.

1. Вы утверждаете, что осмотр и справка по детализации составлены на высочайшем уровне, что некоторые несоответствия в детализации имеют технический, несущественный характер. Да, действительно высочайший уровень. Уровень безнравственности. Вы отказали Френкелю в использовании способностей компьютера в анализа детализации, но сами анализировали, составили и справку, и протокол с использованием компьютера. Набрали в программе номер телефона, Вам компьютер выдал все даты, секунды телефонных соединений. Помните поговорку: смотрю в книгу, а вижу… Так и Вы. Видите, что компьютер выдал точные секунды слежки за Козловым по месту жительства и по месту регистрации 4, 8, 10, 11, 12, 13, 14, 16, 19 апреля 2006 года, но в обвинении утверждаете, что слежка началась с середины июня. Аналогичным образом Вы извратили сведения о начале слежки за Козловым по месту его работы и расположения дачи. Для чего Вам потребовалось скрывать в справке, в протоколе осмотра, в обвинении даты начала слежки? Почему Вы не запросили детализации за март 2006 года, тогда как в суде подсудимые показали, что слежка велась уже в марте? И еще о «высочайшем уровне». Подскажите, что является причиной того, что на распечатках детализации отсутствуют целые столбцы сведений о месте нахождения абонентов в минуты телефонных разговоров? Не потому ли, что в этих столбцах содержатся сведения о ведении слежки за Козловым задолго до того периода, который Вы сознательно приврали в обвинении. Именно в связи с тем, что Вы скрыли от суда целые столбцы сведений из детализации, я был вынужден не оглашать сведения о ведении слежки за Козловым 7,8,13, 14, 16, 22 апреля, 5, 7, 20, 23, 25, 30 мая, 12, 13 июня. Если такие сведения Вы полагаете не существенными, техническими, то полагаю возможным сказать, что такие как Вы привели Кравченко под расстрел за убийство, которое совершил не он, а Кравченко.

2. Вы утверждаете, что Френкель и Аскерова несколько раз встречались ночью с 19 по 30 апреля 2006 года, в том числе в ресторане «Триш» 26 апреля. Однако, в соответствии с детализацией: - Аскерова отсутствовала в г. Москве с 12 по 16, 20, с 22 по 24, 30 апреля; - единственное в апреле посещение Френкеля ресторана «Триш» состоялось в ночь на 29 апреля; - 26 апреля в 17 часов Френкель не встречался с Аскеровой в ресторане «Триш», так как находился вне ресторана, направляясь по Садовой-Спасской улице после окончания судебного заседания из арбитражного суда в сторону своего жилья на Зоологической улице, а Аскерова находилась в районе Газетного переулка; - в мае Френкель видел Аскерову один раз, это случилось в ресторане «Триш» 22 мая. Вы заявили суду, что в апреле 2006 года Френкель поддерживал с Аскеровой дружеские доверительные отношения, в период до 26 июля 2006 года постоянно получал у Аскеровой сведения о ходе подготовки убийства Козлова. Но, согласно детализации: - в апреле 2006 года между Френкелем и Аскеровой был только один телефонный разговор 19 апреля; - Френкель не счел возможным участвовать в праздновании дня рождения Аскеровой 22 апреля; - в апреле Аскерова дозвонилась Френкелю один раз, в мае Френкель ответил ей 9 раз, в июне ответил 6 раз; при этом, сам Френкель звонил Аскеровой лишь 8 и 30 мая, 8 июня, при этом, за период с 1 апреля по указанное в обвинении 26 июля зарегистрировано телефонных соединений Аскеровой с не устанавливавшимся Вами абонентами «5143827» «5175269» 931 и 521. Я указываю именно этих абонентов, потому что после трагедии с Козловым Аскерова говорила именно с этими абонентами, но не связывалась с Френкелем. Я, в отличии от Вас, привожу не свои логические построения, а факты, закрепленные в документальных доказательствах. Если у Вас есть кроме Ваших слов и домыслов факты, доказательства, то почему они Вами скрыты не только от защиты, но и от суда. Материалами дела доказано, что Ваши заявления о множественных весенних и летних контактах Аскеровой и Френкеля являются заведомой для Вас ложью. В суд Вы представили стенограмму прослушанного телефонного разговора, в котором Аскерова именно о Френкеле отзывается следующим образом: я ему вчера, позавчера, когда искала: «Слушай, ты загубишь любое хорошее начинание». Если бы он уехал, когда это с «ВИПом» случилось, и сидел бы где-нибудь, отдыхал, ничего бы не отозвали… А он бегает, бегает, со всеми договаривается. Ну, идиот. Я даже говорить не хочу про него, дебил. Именно эта стенограмма является доказательством доверительности отношений?

3. Вы утверждаете, что Френкель использовал тайные телефоны для общения с Аскеровой. Действительно, при обыске у Френкеля обнаружены несколько мобильных телефонов. Вы запросили и представили в суд детализации по этим телефонам. Откройте детализацию. Покажите мне там сведения хотя бы об одном разговоре с Аскеровой. … Нет таких сведений среди тех, что Вы представили присяжным заседателям. … К сожалению, мои выводы основаны только на том, что Вы представили в суд. Если Вы обладаете сведениями о каких-то не известных мне телефонах, разговорах Френкеля с Аскеровой, то почему Вы эти документы не представили в суд. Или же такие Ваши заявления есть очередной гнилой плод Вашей фантазии?

4. Вы утверждаете, что допрошены все «главные» свидетели. В связи с этим нельзя не сказать следующее: с Вашей подачи представитель следственного комитета распространил обо мне ложь. Вы донесли всем ложь о том, что у Френкеля в следственном изоляторе обнаружили доказательства того, что я воздействовал на свидетелей, готовил за них показания. На самом деле Вы знаете из материалов, представленных Френкелем в дело, что мною проводились и оформлялись письменно опросы. Несколько месяцев назад Вы при обыске изъяли у свидетеля мой запрос с перечнем вопросов для опросов. Об этом Вы знали, но умолчали, подсунули Вашему представителю – господину Маркину явную ложь. Почему я вспомнил об этом факте Вашего вранья и поливания грязью? Для опроса я всем лицам, которые могли что-либо пояснить, направлены одинаковые перечни вопросов о датах, времени, месте, участниках конкретных действий. Пояснения тех, кто согласился ответить на вопросы, зафиксированы в протоколах. Откройте мой перечень вопрос. Посчитайте, сколько раз там повторяется вопрос о том, задавались ли следователями вопросы, которые поставил я. На такие вопросы я в подавляющем большинстве получил отрицательные ответы. Разрешите хотя бы один пример Вашего «высочайшего профессионализма». Вы утверждаете, что в 21.00.42 13 сентября 2006 года в ресторане «Триш» Аскерова сообщила Френкелю о том, что трагедия с Козловым совершена. При этом Вы поленились выяснить, находился ли Френкель в ресторане «Триш». Согласно детализации 13 сентября 2006 года в 18 часов 43 минут, в 18 часов 49 минут, в 20 часов 22 минуты и 22 часа 58 минут у Френкеля состоялись телефонные переговоры с А. (находившимся в районе дома 11/20 по улице Петровка), в тот же вечер в 20 часов 35 минут и 20 часов 53 минуты у Френкеля состоялись телефонные переговоры с К. Однако, при допросах А. и К. (том 21, листы дела 185-193, 195-203) не выяснялись вопросы о том: - где находился Френкель при телефонных разговорах с А. и К, - где находились А. и К. 13 сентября 2006 года в 20 часов 53 и 58 минут,- находились ли А. и К. в ресторане «Триш» 13 сентября 2006 года в 20 часов 53 и 58 минут, - посещал ли Френкель ресторан «Триш» 13 сентября 2006 года около 21 часа,- где Френкель находился в 21 час 00 минут 13 сентября 2006 года, - встречался ли Френкель около 21 часа 13 сентября 2006 года с Аскеровой. По указанным, существенным для установления истины обстоятельствам Вами не допрошены ни Г., ни С., сопровождавшие Френкеля вечером 13 сентября 2006 года на Лениградский вокзал. В результате нарушения Вами предписаний о соблюдении полноты и всесторонности расследования Вы не захотели заниматься проверкой вопроса: «13 сентября 2006 года, в 20.58.10 и в 21.00.42 Френкель ресторан «Триш» посещал или не посещал?». Была ли Аскерова в 21.00.42 в ресторане «Триш». Если бы не я, а Вы честно проанализировали детализацию, то увидели бы, что в указанное время Аскерова находилась вне помещения ресторана «Триш», а потому не мгла видеть Френкеля, если бы он находился там, а не спешил к отходящему в 21.30 поезду. В чем причина Вашей лени? Не исключаю, что причина лени в том, что Вы подзабыли такие принципы расследования как полнота, всесторонность, объективность. Откройте статьи 152, 154 Уголовно-процессуального кодекса и статью294 Уголовного кодекса. Удивлены? Действительно, в них до сих пор идет речь о Вашей обязанности соблюдать попранные Вами полноту, всесторонность и объективность следствия.

5. Вы утверждаете, что нет записей телефонных разговоров Френкеля, относящиеся к периоду совершения трагедии с Козловым. Вместе с тем, с Вашего разрешения произведен допрос Френкеля с предъявлением ему материалов прослушивания телефонных разговоров. После этого Вами в обвинительном заключении отмечено о том, что доказательством является протокол осмотра документов от 27.02.2007, в ходе которого осмотрен протокол осмотра и прослушивания фонограммы от 09.11.2006 по уголовному делу № 248103. Согласно указанному протоколу, в ходе телефонного разговора от 19.08.2006 в 18 ч. 15 м. между мужчиной по имени Юрий и Элбакидзе, последний сообщил, что «…На … банк «наезжают», однако банк «чистый». Владелец банка – Френкель, который тупой. Френкеля неоднократно предупреждали, что надо нормально делиться». В ходе телефонного разговора от 19.08.2006 в 22 ч. 01 м. между Захаровым и Элбакидзе, последний сообщил, что у «дебила» Френкеля много проблем (том 22, л.д. 146-176). Из протокола осмотра ясно следует, что в уголовном деле № 248103 имеются сведения о содержании состоявшихся как минимум 18, 19, 21, 29 августа, 4, 5 сентября 2006 года телефонных переговоров с участием Френкеля или с упоминаниями о Френкеле, то есть сведения о действиях, намерениях Френкеля в период времени, непосредственно предшествовавший трагедии с Козловым. Однако, несмотря на то, что сведения о содержании таких телефонных переговоров за август-сентябрь 2006 года имеют существенное значение для подтверждения или опровержения мнения следователя о роли Френкеля в трагедии с Козловым, о содержании и характере моих действий с начала августа по 13 сентября 2006 года, для определения истинных организаторов трагедии с Козловым, Вы не представили в суд результаты полного осмотра материалов прослушивания телефонных переговоров, предъявили суду не все, а только произвольно отобранную часть сведений о результатах прослушивания. Так что в суде, по Вашей воле, прихоти, действительно нет записей телефонных переговоров за период трагедии с Козловым. Однако, их нет только потому, что Вы скрыли их от суда, от Френкеля. И вновь вспоминается классик Жванецкий: что охраняешь – то имеешь.

6. Вы утверждаете, что в электронных дневниках Френкеля отсутствуют сведения о встречах с Аскеровой. В связи с этим нельзя не сказать следующее: У Френкеля необычная по объему память, необычная привязанность к цифрам. В следственном изоляторе он ведет учет о том, сколько минут спал, сколько минут шел в следственный кабинет, сколько и каких сигарет выкурил. При изучении материалов дела у него в памяти прежде всего отображались цифры. До своего незаконного ареста Френкель на протяжении многих лет вел аналогичные учеты в своем компьютере о том, сколько минут и куда ехал, когда с кем встречался, с кем говорил. Вы изъяли компьютер. Но почему затем спрятали его от суда, от присяжных, от прокуроров, но допытывались у Френкеля пароля к компьютеру? Какое право Вы имеете лишать человека возможности привести доказательство надуманности обвинения? Френкель сначала просил у Вас вернуть компьютер. Получив отказ, просил Вас передать ему хотя бы копию данных из компьютера. Ваш незаконный отказ Френкелю в праве использовать компьютерную базу данных не есть ли доказательство Вашей профессиональной трусости?
Вы утверждаете, что Френкель, не стал бы указывать в электронном учете о своих встречах с Аскеровой. Но тот же Френкель, не посчитал нужным, опасным уничтожить содержание смс-сообщений от Аскеровой, поступивших 14-15 сентября: «Позвони на телефон 2910437» , «Позвони мне срочно» от Аскеровой, «Не подведи меня сегодня, пожалуйста» от Аскеровой (том 17, лист дела 229, 231). Вы утверждаете, что смс-сообщения содержат важную информацию о причастности Аскеровой к убийству Козлова, об осторожности Френкеля и просьбе Аскеровой у Френкеля о передаче денежной суммы в 100 000 долларов США для передачи их через Шафрая исполнителям преступления (том 39, листы дела 257-258). Сделав такие кричащие яркие выводы, Вы поленились заняться проверкой, о чем на самом деле идет в них речь, но представили эти смс-сообщения в суд в качестве доказательства виновности Френкеля, извратив их суть. Вместе с тем, при опросе адвокатом получены сведения о том, что в сентябре 2006 года с участием Френкеля, Аскеровой, В. и лица, привлеченного Аскеровой, велись переговоры о смене участников ООО «П.о.»; СМС-сообщения Аскеровой уничтожены в целях недопущения случайного распространении информации об участии в переговорах лица, привлеченного Аскеровой. Обратите внимание, что Френкель не видел никакой опасности в сохранении СМС-сообщений, никакой связи между трагедией с Козловым и получением, содержанием СМС-сообщений.

7. Вы ярко утверждаете о правдивости заявлений Аскеровой о Френкеле. В каких же условиях они подписаны Аскеровой? Согласно рапорту оперативного сотрудника МВД РФ 10 января 2007 года в 15 часов 45 минут у дома 26 по ул. Новый Арбат задержана и доставлена в здание ГУВД Аскерова (том 13, лист дела 1). Лишь через полтора часа после времени задержания, указанного в рапорте, - в 17 часов 20 минут 10 января 2007 года Вами составлен протокол задержания Аскеровой. В протоколе Вами указано том, что в присутствии адвоката Аскерова задержана в 16 часов 45 минут в ГУВД г. Москвы, а также подробно изложены для Аскеровой обстоятельства инкриминируемых ей действий (том 13, лист дела 3-8). На допросе, произведенном 10 января 2007 года с 14 часов до 20 часов 05 минут в ГУВД г. Москвы, К. (знакомая Аскеровой) показала: - в декабре посещала Аскерову в больнице, откуда Аскерова выписалась перед Новым годом; после выписки Аскерова примерно неделю не выходила из дома, потому что Аскеровой врачи не разрешали ходить; - вечером 9 января 2007 года Аскерова позвонила, попросила забрать Аскерову из ресторана «Триш», так как Аскеровой нельзя водить машину по состоянию здоровья (том 14, лист дела 106). Согласно детализации в день задержания Аскеровой - 10 января 2007 года ее последний телефонный разговор состоялся в 12.31.38 из района, прилегающего к дому № 21-1 на улице Б.М. (примыкающей к улице Новый Арбат). Тогда же – 10 января 2007 года на телефон Аскеровой поступило несколько СМС-сообшений в период времени с 15.31.58 по 15.33.40, при этом телефон Аскеровой в указанное время находился в районе обслуживания телефонной базовой станции, размещенной по адресу: улица Петровка, 25. При поступлении СМС-сообщений в 19 часов 48 минут 10 января 2007 года телефон Аскеровой находился в районе действия телефонной базовой станции, расположенной по адресу: Успенский переулок, 3-2 (том 38, листы дела 116, 117). Информация, полученная Вами от телефонной компании, а также указанное в протоколе время допроса К., присутствовавшей при задержании Аскеровой и доставленной одновременно с Аскеровой в ГУВД г. Москвы: - свидетельствует о том, что задержание Аскеровой произведено в 12 часов 31 минуту, - доказывает ложность сведений о времени задержания Аскеровой, указанных Вами в протоколе задержания. В материалах уголовного дела отсутствуют документы, отражающие события, происходившие с участием Аскеровой с минуты задержания (в 12 часов 31 минуту) до 16 часов 45 минут. Вместе с тем, 10 января 2007 года до составления протокола задержания Аскерова сочла необходимым спешно, без участия защитника составить документ, озаглавленный как «явка с повинной». Адвокат С. в интервью корреспонденту указал о том, что он был вызван для участия в допросе Аскеровой; допрос Аскеровой состоялся после написания Аскеровой «явки с повинной», при написании «явки с повинной» он не присутствовал (газета «Коммерсант», 25 сентября 2007 года). Действительно, 10 января 2007 года, с 19 часов до 21 часа 30 минут в присутствии адвоката Сванидзе произведен допрос Аскеровой (том 13, листы дела 14-16). Следует отметить, что, в условиях, когда в поименованных выше документах зафиксировано признание Аскеровой причастности к преступлению против Козлова, тактика производства Вами следственных действий с Аскеровой существенно отличалась от тактики, примененной Вами же при производстве следственных действий с другими обвиняемыми, которые (согласно протоколам) также признали свою причастность к тому же преступлению.
telefon-20081025.JPG
telefon-20081025.JPG (71.4 КБ) 11405 просмотров
Тем самым, согласно материалам уголовного дела Вы уклонились от производства с Аскеровой необходимых проверки показаний и применения видеозаписи при ее допросах, хотя такие способы процессуального закрепления показаний Вы сочли необходимыми и возможными применить в отношении других, изобличающих себя обвиняемых. Почему же Вы не посчитали возможным применить видеозапись? Потому что видеозапись могла зафиксировать неудовлетворительное состояние здоровья Аскеровой. Почему Вы не произвели проверку показаний? Потому что Аскерова не могла самостоятельно, без подсказок, внятно показать об обстоятельствах, не существовавших в действительности. Опровержение таких выводов в уголовном деле отсутствует. Второй допрос Аскеровой Вы сочли возможным (вынуждены были) произвести лишь 18 января 2007 года в связи с истечением сроков, определенных законом для предъявления обвинения. Согласно протоколу допроса Аскерова при предъявлении обвинения отказалась от дачи показаний и от подписания протокола (том 13, лист дела 66-68). Тогда же - 18 января 2007 года врачом произведено медицинское освидетельствование Аскеровой, при котором зафиксировано то, что: - у Аскеровой левые стопа и голень отечны, имеется деформация левой голени, на голени - плотный отек, на задней стороне левого бедра в области разреза расположен кожный дефект с наличием густого желтоватого отделяемого; необходимо плановое стационарное лечение;- Аскерова заявила о том, что при помещении в следственный изолятор у Аскеровой отобрали эластичные бинты и лекарства, предписанные на послеоперационный период;- в ходе освидетельствования следователь отклонил вопросы защитников специалисту о причинах ухудшения состояния здоровья, а также ходатайство защитников о фотосъемке имеющимся фотоаппаратом прооперированной ноги Аскеровой (том 13, лист дела 73,74). 18-19 января 2007 года Аскерова находилась в хирургическом отделении больницы СИЗО с диагнозом лимфостаз левой нижней конечности (том 13, лист дела 78). В заключении комиссии экспертов (производивших психиатрическую экспертизу) от 12 марта 2007 года зафиксировано следующее содержание пояснений Аскеровой в марте 2007 года для экспертов: в день задержания чувствовала себя плохо, говорит об артериальном давлении, которое не измеряла, но чувствовала, о повышении утром температуры тела до 38; проводившим допросы лицам об этом ничего не сообщила; не может пояснить, почему не воспользовалась ст. 51 Конституции РФ, затем заверяет, что не знала о ее существовании. Подчеркивает, что находилась в особом состоянии, когда болела голова и нога после операции, трудно было находиться в сидячем состоянии, в небольшой комнате было душно, но обморочного состояния не отмечалось. Понимала, о чем спрашивают, и осознанно отвечала на вопросы, но чувствовала себя плохо и хотела, чтобы все это как можно скорее прекратилось (том 27, лист дела 244). Признавая наличие существенных противоречий между показаниями Аскеровой и Шафрая, Вами 3 апреля 2007 года произведена очная ставка между Аскеровой и Шафраем. В начале следственного действия на вопрос следователя: «Желаете ли Вы давать показания?» - Аскерова ответила отрицательно (том 12, лист дела 129). Однако, отказ от дачи показаний на очной ставке не повлек за собой прекращение следственного действия, которое должно заключаться в даче показаний не одним, а обоими допрашиваемыми лицами. При этом на очной ставке Вы допрашивали Шафрая об обстоятельствах, по которым в показаниях Шафрая и Аскеровой отсутствовали противоречия. Незаконное продолжение очной ставки после отказа одного из допрашиваемых лиц давать показания, допрос Шафрая в присутствии Аскеровой об обстоятельствах, которые не могли быть предметом исследования на очной ставке, явно свидетельствуют о том, что целью таких незаконных действий являлось оказание психологического давления на Аскерову, понуждение ее к даче показаний с использованием оглашения Шафраем для Аскеровой изобличающих ее показаний. 4 апреля 2007 года Аскерова на допросе показала, что отказывается от показаний, которые она дала 10 января 2007 года, после чего пояснила об обстоятельствах составления «явки с повинной»: по существу явки с повинной не было; в 12 часов 30 минут я задержана на Арбате вместе с подругой, меня грубо затолкали в машину, доставили в ГУВД, завели в помещение, где было не менее 5-8 оперативных работников; заявление о явке с повинной написала под диктовку оперативных работников и следователя. Кроме того, 4 апреля 2007 года Аскерова показала об обстоятельствах ее допроса, произведенного 10 января 2007 года, следующее: - показания записаны после оглашения показаний Шафрая;- оперативники мне сказали, что по делу все известно и надо подписать документ;- я находилась в болезненном состоянии после проведенной операции. В связи с тем, что это происходило на протяжении более 7 часов, я совершенно устала, мне все происходящее было безразлично, и протокол я подписывала автоматически, совершенно не читая его;- свои права я не знала, они не разъяснены; я по существу была лишена юридической помощи; перед допросом не было свидания с защитником;- мне представили защитника, которого я не знала, который заявил мне, что дело это - политическое, что меня все равно посадят и надо подписывать документ (том 13, листы дела 117-118). Отказ 18 января 2007 года Аскеровой от дачи показаний не остался без внимания с Вашей стороны. Уже 23 января 2007 года Погоржевский указал: Шафрай сообщил, что дама, которая давала заказ (ей понравилось, как убили Козлова), хочет убить своего партнера по бизнесу, который ее кинул за деньги (том 10, лист дела 58). 2 февраля 2007 года Половинкин показал: - Шафрай дал Погоржевскому телефон женщины, с которой Погоржевский связался; женщина уточнила через 3-4 дня марку автомашины, на которой ездит Козлов, назвала «Мерседес», номер: 506 флаг. Погоржевский попросил Прогляду обратиться к Белокопытову А.В. за помощью в слежке за Козловым; - в присутствии Половинкина Погоржевский связывался несколько раз с заказчицей преступления. Потом неоднократно были разговоры, с ней же говорили Погоржевский и Космынин. За неделю-полторы до убийства Космынин сказал, что Погоржевский поехал к женщине улаживать вопрос, чтобы дали время на исполнение заказа (том 8, листы дела 138, 143). 23 марта 2007 года на очной ставке с Погоржевским Половинкин показал о том, что Шафрай дал Погоржевскому номер телефона женщины. Погоржевский с ней связывался. Вроде бы женщина корректировала действия. В связи с показаниями Половинкина Погоржевский указал: он все врет, выдумал версию ту, которую ему навязывают (том 10, листы дела 113, 116). Ложность показаний о наличии контактов Погоржевского с Аскеровой и о ее действиях подтверждается не только показаниями Шафрая о том, что Погоржевский не знал телефон Аскеровой, последняя и Погоржевский не общались (том 12, лист дела 114), но и детализацией. (том 33, листы дела 141-265; том 35, листы дела 220-250; тома 36, 37; том 38, листы дела 1-165), протоколом осмотра памяти телефона, изъятого у Аскеровой (том 15, листы дела 65-120), протоколами осмотра документов, изъятых по месту жительства Аскеровой (том 14, листы дела 146-150, 157-185). Период времени появления ложных показаний относительно действий Аскеровой свидетельствует о попытках фальсификации доказательств против Аскеровой после отказа последней от дачи показаний. Действия по искусственному созданию доказательств против Аскеровой, отказавшейся от дачи показаний, подтверждают не только заявления Аскеровой о применении 10 января 2007 года в отношении нее психологического давления, но и свидетельствуют о том, что вы лукавите, настаивая на добровольности и правдивости пояснений Аскеровой 10 января.
Я не коснулся анализа достоверности содержания тех заявлений Аскеровой, но подробный анализ доказательств их ложности и заведомой лживости сформулированного Вами обвинения изложен в «Перечне доказательств…» и «Ходатайство об отказе от обвинения», тексты которых имеются не только в уголовном деле, но и на этом сайте. Почитайте, прежде чем кричать о своей профессиональной честности и успешности.

Господа Следователи. Обвинение, которое предъявлено Френкелю, не просто ошибочно, оно умышленно ложно. Разница между ошибкой и ложью такая же как между Вами и теми, кто подвел под расстрел Кравченко. Эмоциональные речи государственных обвинителей в прениях лишний раз доказывают, что Ваше обвинение - «мыльный пузырь».
Сергей Гребенщиков
Юрий
лейтенант TopA
лейтенант TopA
Сообщения: 48
Зарегистрирован: 11 сен 2008, 09:25
Откуда: Санкт-Петербург

Re: Версия официального следствия

Сообщение Юрий »

Уважаемый S.G. (по моим сведениям настоящий Сергей Гребенщиков - адвокат Френкеля, не подтвердил, что имеет какое-то отношение к тому, что Вы пишите).
Вы тут написали много воды, как обычно смешали ложь и правду. По порядку буду уличать вас во лжи. Откуда вы взяли, что обвиняемые следили за Козловым еще в апреле?
Аватара пользователя
TopA.ru
Модератор
Модератор
Сообщения: 23
Зарегистрирован: 11 сен 2008, 08:57
Откуда: Москва
Контактная информация:

Re: Версия официального следствия

Сообщение TopA.ru »

по моим сведениям настоящий Сергей Гребенщиков - адвокат Френкеля, не подтвердил, что имеет какое-то отношение к тому, что Вы пишите
Юрий, убедительная просьба указывать источник ваших сведений подобного рода. В случае необходимости и при согласии пользователя S.G. администратором форума вам может быть предоставлен электронный адрес Сергея Гребенщикова для непосредственной идентификации посетителя S.G.
S.G.
eфрейтор TopA
eфрейтор TopA
Сообщения: 9
Зарегистрирован: 07 окт 2008, 18:02

Сообщение S.G. »

Я подтверждаю, что размещенный на сайте ответ следователям, составлен мной. Адрес моей почты: ********@mail.ru, телефон – 928**** [изменено TopA, предоставляется по запросу]. Следователь полагает мой ответ «водой», в связи с этим могу только предложить изучить анализ доказательств, размещенный на сайте в «Перечне доказательств…» и «Ходатайстве об отказе от обвинения», заявленных в декабре и сентябре.
Сергей Гребенщиков
Аватара пользователя
Владимир
старшина TopA
старшина TopA
Сообщения: 23
Зарегистрирован: 12 окт 2008, 23:03

Re: Версия официального следствия

Сообщение Владимир »

Можно закрыть этот форум. Все получили по делам своим.
Юрий
лейтенант TopA
лейтенант TopA
Сообщения: 48
Зарегистрирован: 11 сен 2008, 09:25
Откуда: Санкт-Петербург

Re: Версия официального следствия

Сообщение Юрий »

Мы победили! Потому что правда за нами! Я горжусь собой и своими коллегами... и благодарен присяжным, что они грамотно разобрались в деле и не купились на бред, который им пытались впихнуть адвокаты обвиняемых и СМИ!
Ответить

Вернуться в «Расследование преступления»