Мы наблюдаем мирОбщество, закон, права

Закон об оскорблении власти и «фейковых» новостях одобрен.

Как это работает и как теперь с этим жить...

— Каждый имеет право на тайну переписки, телефонных переговоров, почтовых, телеграфных и иных сообщений. Ограничение этого права допускается только на основании судебного решения.
— Конституция РФ. Статья 23

 

— Каждому гарантируется свобода мысли и слова.— Каждый имеет право свободно искать, получать, передавать, производить и распространять информацию любым законным способом. Перечень сведений, составляющих государственную тайну, определяется федеральным законом. — Гарантируется свобода массовой информации. Цензура запрещается.
— Конституция РФ. Статья 29

 

Совет Федерации одобрил законы о неуважении к власти и о недостоверных новостях. В поддержку первого проголосовали 142 члена Совфеда, четверо были против, а пятеро воздержались. За антифейковый закон высказались 144 сенатора, четверо проголосовали против, двое воздержались.

После подписи президента оба закона вступят в силу. Они вводят административную ответственность за распространение информации, оскорбляющей общество, государство и человеческое достоинство.

Публикацию постов в соцсетях, в которых проявляется неуважение к власти, приравняют к мелкому хулиганству. Если подобная публикация появится, Роскомнадзор потребует от владельца сайта удалить такую информацию в течение суток. Если требование не выполнят, то ресурс заблокируют.

За первую подобную публикацию в течение года грозит штраф 30-100 тыс. рублей, за вторую — штраф 100-200 тыс. рублей или арест на срок до 15 суток, а последующие разы — штраф 200–300 тыс. рублей или арест.

В случае обнаружения фейковой информации генеральный прокурор России или его заместители теперь смогут обращаться в Роскомнадзор с требованием принять меры по ограничению доступа к ресурсу, который опубликовал недостоверную информацию.

Затем, если после получения сайтом предупреждения от Роскомнадзора фейк не удаляется, доступ к ресурсу ограничивают.

Законопроект об оскорблении представителей власти был внесен в Госдуму главой комитета Совета федерации по конституционному законодательству Андреей Клишасом, его первым заместителем Людмилой Боковой, а также первым зампредом комитета Госдумы по развитию гражданского общества Дмитрием Вяткиным.

Дискуссия

Генпрокуратура не поддерживает внесенные в Госдуму редакции законопроектов об административном наказании за распространение в СМИ и интернете фейковых новостей и информации, выражающей в неприличной форме неуважение к госвласти, заявила на заседании комитета Госдумы по информационной политике замначальника правового управления Генпрокуратуры Екатерина Артамонова. Формулировки законопроекта, считает она, носят технический характер, принять решение будет невозможно без лингвистических экспертиз, что потребует значительного времени. Нет в документе и достаточных критериев для досудебной блокировки сайтов, а это, полагает Артамонова, может повлечь необоснованное ограничение конституционных прав граждан на свободное распространение информации.

Минкомсвязи не готово поддержать законопроект об оскорблении власти в представленной редакции, сообщила на заседании комитета директор департамента госполитики в области СМИ министерства Екатерина Ларина. К законопроекту о фейкньюс, по ее словам, у Минкомсвязи тоже есть претензии: в нем недостаточно проанализировано использование уже работающих законов. Она предлагает использовать действующий судебный порядок блокировки. Не понятно, как определять заведомую недостоверность новости и как это устанавливать быстро, замечает Ларина: законопроект сопряжен с рисками расширительного толкования. Невозможно представить, чтобы СМИ выпускали заведомо недостоверную информацию, уверена она: «Что дальше – вводить ответственность за распространение слухов?» Минком-связи представило в правительство единую с Минюстом и Роскомнадзором позицию, сообщила Ларина: не поддерживать законопроекты.

А вот замруководителя Роскомнадзора Вадим Субботин на том же заседании заявил, что не видит проблем исполнять предложенные в законопроекте Клишаса нормы: «Риск принятия необоснованных решений компенсируется высоким уровнем арбитра, которым выступает Генпрокуратура».

Сам Клишас на заседании уверял: в Европе более жесткое законодательство, он даже предлагал уголовную ответственность за распространение фейкньюс, но законопроекты получились менее жесткими, чем на Западе. Депутат Вяткин заявил, что интернет в России недостаточно отрегулирован законодательно, но внесудебная блокировка контента работает, можно расширять ее применение.

Законопроекты не должны возмущать общество, возразил председатель комитета Леонид Левин: «Нужно постараться, чтобы мы этим законопроектом не доводили до судебной практики, которая бы вызывала общественный резонанс, как с 282-й статьей [Уголовного кодекса] о наказании за репосты». Левин обещал дождаться позиции правительства и только после этого возобновить обсуждение законопроектов Клишаса в комитете.

Непонятно, кто определит достоверность или заведомость недостоверности информации, согласен с Минкомсвязи секретарь Союза журналистов России Владимир Соловьев: «У чиновников возникнет широкое поле для манипуляций».

В интервью Клишас говорил, что законопроекты – его инициатива, но он обсуждал ее с профильными управлениями президента и получил поддержку. Не исключено, что администрация решила придержать инициативу, чтобы не ассоциироваться с ней, полагает собеседник в Госдуме.

Пресс-секретарь президента Дмитрий Песков не ответил на вопрос об отношении Владимира Путина к законопроектам Клишаса. Но на декабрьской пресс-конференции Путин сказал определенно: «Нужно с уважением относиться к своей стране. И есть правила, которые нужно соблюдать везде. Если есть ответственность вне интернета, она должна быть и в интернете».

В законопроекте об оскорблении власти нет такого, ради чего надо срочно его принять, считает политолог Михаил Виноградов. «Законопроект позволил создать повестку, а репрессивная повестка всегда хороша, на нее все живое откликается, – говорит Виноградов. – Но экстренной необходимости в документе нет, а его конституционность неочевидна».

«Не пишите фейки и всё будет хорошо!»

В сети достаточно много «информационных агентств», которые завлекают читателей громкими заголовками, как например: «В России отключат интернет», «В небе над Ростовом висело НЛО» и так далее. Однако речь не о них, так как судьба таких «средств массовой информации» мало кого заботит.

Как журналист добывает информацию? Если речь идёт о публичных выступлениях политиков или о документах, размещённых в открытых источниках, то тут всё просто. Однако что делать, если произошло некое ЧП и правоохранительные органы молчат? Достаточно вспомнить о крымском городе Армянске, который 25 августа 2018 года засыпало неизвестным слизким веществом. Власти молчали, а жители Армянска жаловались на затрудненное дыхание, сыпь на коже, жжение в глазах. Больницы были переполнены. Лишь 28 августа глава Крыма Сергей Аксёнов, под давлением сообщений СМИ и в соцсетях, признал наличие проблемы, заявив однако, что никакой опасности для людей нет. Ещё через три дня он лично приехал в Армянск и «исправился», увидев, что деревья в городе гибнут. Эвакуировать детей из Армянска решили аж 4 сентября. Все журналистские материалы, которые были написаны до официального признания проблемы, можно было легко отнести к фейкам и требовать их незамедлительного удаления.

Также, к сожалению, известно, что сами сотрудники правоохранительных органов часто становятся виновниками преступлений. И, конечно же, предавать огласке такие факты силовики не хотят. И если раньше можно было писать со ссылкой на источники (а некоторые сотрудники органов готовы говорить не под запись), то теперь закон легко позволит избежать огласки подобной информации. При этом правоохранительные органы не должны доказывать, что информация является фейком. Достаточно её просто таковой объявить.

Что касается оскорбления власти, то можно например вспомнить историю депутата «Единой России» Дмитрия Островенко, который, будучи пьяным, за рулём устроил в Ростове массовое ДТП. Тогда погиб молодой человек, а сам народный избранник отделался ушибами. На месте аварии депутат размахивал «корочкой» и фамилию виновника знал весь город, однако официально об этом никто не хотел говорить. Лишь полдня спустя под нажимом СМИ и общественности власти выступили с официальным сообщением, где назвали фамилию Островенко. Теперь же подобные истории можно легко «замять».

В России вводится прямая цензура

Как указывают в совместном заявлении российские литераторы и журналисты, «упомянутые законы устанавливают право чиновника по собственному усмотрению, без следствия и суда, своим единоличным решением под надуманными и произвольными предлогами запрещать распространение любой информации и бессрочно блокировать любые медийные ресурсы в интернете. При этом блокировка будет осуществляться «незамедлительно», без каких-либо предупреждений и обсуждений. Речь идёт о грубом чиновничьем произволе, о циничном попрании конституционных прав граждан Российской Федерации».

В главном документе страны, напомним, говорится следующее: «Никто не может быть принужден к выражению своих мнений и убеждений или отказу от них… Гарантируется свобода массовой информации. Цензура запрещается…».

Что характерно, оба закона содержат предельно общие формулировки, позволяющие трактовать их как и кому угодно. Что такое «выражение явного неуважения в неприличной форме»? Теоретически сюда можно отнести и карикатуры на политиков, и анекдоты про них, и даже выступления пародистов. Потому что чиновник сам решает, что его оскорбляет, а что нет. Например, коррупционера может сильно расстроить журналистское расследование в его отношении и он потребует его немедленно удалить. И, согласно новому закону, будет прав.

В итоге гуляющий по сети анекдот о том, что если написать, что власти работают хорошо — это будет фейк, а если написать, что плохо, то это будет оскорбление, совсем не далёк от истины.

Принятые законы излишни?

Как справедливо указывают в Совете при президенте РФ по развитию гражданского общества и правам человека, журналистская деятельность и так давно регламентирована в части запрета на распространение информации, не соответствующей действительности. Базовый закон «О СМИ» содержит прямое указание на необходимость проверять информацию и предполагает ответственность за распространение недостоверной информации.

Кроме того, в Гражданском кодексе РФ есть статья «О защите чести, достоинства и деловой репутации». Все эти документы предполагают как штрафные санкции, так и отзыв лицензии. Разница лишь в том, что эти меры применяются к СМИ по решению суда, а в процессе рассмотрения дела сторонам предлагается доказать (или опровергнуть) достоверность информации. По новым законам удаления любой информации можно потребовать немедленно, а решение о блокировке любого информационного ресурса может быть принято в течение суток. Времени оспорить это решение или доказать свою правоту журналистам не оставляют.

Зачем власти новые законы?

Очевидно, что основная причина и задача новых законов — остановить поток негативной информации, с которым власти в условиях массового распространения интернета справиться не в состоянии. Можно, конечно, лучше работать, не брать взятки, довести до нормального состояния сферы здравоохранения и образования, платить адекватные пенсии. А можно сделать так, чтобы любая критика была запрещена, удалялась по первому требованию, а, учитывая размеры штрафов, в перспективе не публиковалась бы в принципе. К сожалению, власти пошли именно по второму пути. В итоге создаётся ситуация, когда чиновникам в принципе не нужно больше считаться с общественным мнением.

В данном материале представлены различные точки зрение на заданную тему. Возможность сделать выводы предоставляется исключительно многоуважаемым читателям.


Источники:

«pravo.ru», «www.rbc.ru», «www.vedomosti.ru», Конституция Российской Федерации

Теги

Похожие статьи

Добавить комментарий

Кнопка «Наверх»
Закрыть
Закрыть